Тебя нет со мной, но ты - в моем сердце

СКОЛЬКО СТОИТ ЧЕЛОВЕК

Пролог

Тебя нет со мной, но ты - в моем сердце

Мама! Дорогая моя старушка! Мой первый и последний, единственный и незаменимый друг... Тебя уж нет, но ты -- во всем, что меня окружает: это кресло -- старое, но удобное (я его купила, потому что ты любила все уютное); стол -- легкий и низкий, чтобы ты могла без напряжения к себе его пододвигать; множество подушек – твоё zestre (Приданое (молд.)), чтобы тебе всегда было удобно; радио, проигрыватель, множество пластинок (и сколько ты их еще собиралась купить!), ведь ты так любила музыку! Ты жила ею! Она была тебе нужна, как воздух... Ведь недаром накануне смерти Тебя нет со мной, но ты - в моем сердце, когда тебе явно не хватало воздуха, ты просила поставить пластинку с "Иваном Сусаниным". Тебе не хватало сил подпевать любимым ариям, но ты продолжала дирижировать уже слабеющей рукой: "...Ты взойди, моя заря, последняя..."

А картины? Ведь это твоя "галерея" развешана повсюду, куда бы мог упасть твой взор! Все их я рисовала для тебя, думая о тебе... Признаться тебе? Ведь мне пришло в голову рисовать там, в Норильске, сразу после того как я оставила за собой тюрьму, где рисовать было запрещено... Даже если б на это нашлись время и силы, не говоря уж о бумаге и красках... Не было еще ни тюфяка, ни Тебя нет со мной, но ты - в моем сердце простыни, не было даже своего угла, но я уже мечтала нарисовать что-то красивое, напоминающее прошлое, -- то прошлое, которое неразрывно было связано с тобой, моя родная!

Спасибо Мире Александровне! Поехав в отпуск, она прислала мне масляные краски, и первое, что я нарисовала, -- "Дубки" Шишкина -- было посвящено тебе, моя дорогая!.. Я рисовала... и в мыслях бродила с тобой по тем местам, которые изображала. И я разговаривала с тобой, хотя и считала тебя мертвой, но... где-то в глубине души жила надежда -- тот слабый огонек надежды, без которого жизнь темна. Ведь есть же разница между абсолютной темнотой, окружающей слепого, и (пусть самым Тебя нет со мной, но ты - в моем сердце слабым) зрением, когда еле-еле видишь источник света! Такой слабый источник света теплился в моей душе, и, рисуя, я как бы чувствовала, что ты со мной.

Не потому ли ты так любила мои картины, моя дорогая? Ты будто повторяла мои слова: "...Когда тебя нет со мной, я смотрю на твои картины и как будто гуляю там с тобой! И мы разговариваем. И потому я их так люблю! Вот эту. И - эту. И - ту". Ты так хотела, чтобы я рисовала!

Вообще ты хотела, чтобы жизнь моя была полней, интересней. Помню, как ты, будучи уже больной, когда в душе моей Тебя нет со мной, но ты - в моем сердце было горе и смятение (видимой опасности еще не было, но... сердце -- вещун, и ледяная рука страха сжимала мне горло), ты, каждый раз беря газету, смотрела программу кино и уговаривала меня: "Пойди, посмотри! В "Дружбе" то-то, в "России" то-то. Vas! J'aime tant quand tu vas au cinema! (Иди! Я так люблю, когда ты ходишь в кино!) Я не хочу, чтобы ты из-за меня лишала себя развлечений!"

Как мне было тебе сказать, что мне не до развлечений? Что тоска и предчувствие цепко держат меня? Что мне хочется взять тебя на руки, прижать к сердцу и Тебя нет со мной, но ты - в моем сердце грудью своей заслонить тебя от надвигающегося неумолимого рока? Единственное, что я могла придумать, -- это... рисовать. Я ухватилась за эту возможность и принялась за марины (Картины с видами моря (ит.)). Айвазовского...



Добрая моя старушка! Ты не поняла моей "хитрости"... Ты так обрадовалась! Ты сидела в кресле. Я тебе наладила портативный столик, чтобы ты могла раскладывать пасьянс, а сама уселась у твоих ног и разложила свои краски, кисти...- Ты смотрела на меня своими добрыми, влюбленными глазами и не переставала восторгаться: "Vraiment! Tu as du talent! Tu dois faire de la peinture! Absolument! Promets le moi!" (Право слово, у тебя есть талант! Ты Тебя нет со мной, но ты - в моем сердце должна заниматься живописью! Непременно обещай это мне!)" (фр.)

Да, моя дорогая! Ты хотела, чтобы я тебе обещала, и твоя воля для меня свята. И еще об одном ты меня просила: записать, хотя бы в общих чертах, историю тех лет -- ужасных, грустных лет моих "университетов".. Хотя кое в чем Данте меня опередил, описывая девять кругов ада. "...Ты иногда рассказываешь то отсюда кусочек, то оттуда... Я никак не разберусь! Напиши все подряд, и когда ты мне прочтешь, то я, может быть, пойму..."

Нет, дорогая моя! Ты всей этой грустной истории не узнала... И не оттого, что ты там, "идеже несть воздыхания", а оттого Тебя нет со мной, но ты - в моем сердце, что вся моя жизнь в те годы была цепью таких безобразных и нелепых событий, которые не умещаются в разуме нормального человека... и не доходят до чувств того, кто этого не пережил...


documentbecwrxh.html
documentbecwzhp.html
documentbecxgrx.html
documentbecxocf.html
documentbecxvmn.html
Документ Тебя нет со мной, но ты - в моем сердце